(495) 465-18-76
Иногородним:
(495) 587-70-88
(ежедневно, круглосуточно)

"Завтра назначаем восьмое марта!"

"Сокольники и весь Восточный округ"
№ 14/291, сентябрь 2005 года

ЗАЛ ПОДНЯЛСЯ И ДОЛГО АПЛОДИРОВАЛ РУССКОМУ ВРАЧУ
«ЗАВТРА НАЗНАЧАЕМ ВОСЬМОЕ МАРТА!»

«BОT КАКАЯ Я СТАЛА!» На столе в рабочем кабинете главврача городской клинической больницы № 57 Ирины Назаровой (район "Восточное Измайлово"), долгие годы проработавшей главным врачом Полевого многопрофильного госпиталя Всероссийского центра медицины катастроф «Защита» Минздрава России, дорогая сердцу фотография – светловолосая голубоглазая девчушка, на обратной стороне подпись: «Ирине Александровне Назаровой на память, вот какая я стала!». Специфика нашей работы была такова, поясняет Ирина Назарова, что со своими пациентами мы виделись всего раз – оказав экстренную помощь, передавали их в другие учреждения и мчались в очередную «горячую» точку. Но нет правил без исключения, спустя восемь лет врач все-таки повидала Дашеньку Ягудину – так звали спасенную в девяносто пятом году на Сахалине кроху.

Накануне в школах Нефтегорска прозвенел последний звонок, впереди старшеклассников ожидали экзамены, шумные выпускные балы, поступление в вузы, но своенравная стихия перечеркнула все планы. За считанные минуты поселок нефтяников стерло с лица земли. С трапа самолета врачи и спасатели МЧС шагнули в безмолвную тьму – на много километров вокруг простирались дымящиеся в лунном свете руины.

– Безусловно, мы были к этому готовы, – вспоминает Ирина Назарова. – сила землетрясения составила 7,2 балла, тем не менее

страшная картина потрясла даже побывавших в пекле первой Чеченской кампании врачей. Но проявлять эмоции, тем более предаваться унынию было некогда – еще до рассвета оборудовали передвижной госпиталь и отправились в завалы – как потом выяснилось под ними были погребены почти три тысячи нефтегорцев, семьсот удалось спасти.

Одной из последних из завала извлекли трехмесячную девочку – она оказалась между бетонными плитами, благодаря чему почти не пострадала при обрушении дома. Пока врачи обрабатывали пролежень, малышка сосредоточенно изучала их огромными в пол-лица глазами. Нужно дать ей пить, спохватилась Ирина Назарова, она же умирает от жажды. Но как напоить грудного младенца, если нет ни бутылочки, ни соски? Женщины добавили в воду заварки, чуть подсластили и, окунув кусок стерильной марли, поднесли ко рту девочки – та жадно зачмокала. Вскоре ее отправили на Большую землю.

Минуло восемь лет. Осенью 2003 года вместе с главным спасателем России, министром МЧС Сергеем Шойгу на Дальний Восток вылетела Ирина Назарова, где их с нетерпением ждали родители, учителя девочки, все, кто был знаком с Ягудиными, приняли участие в ее судьбе. В ту роковую ночь Дашин отец успел выбежать из дома, несколько дней он метался между завалами – старшая дочь ночевала по соседству, у бабушки. Жизнь его жене Елене также, как и Дашеньке, спасли бетонные плиты, образовавшие купол с воздушной подушкой». Спустя время семья обосновалась в Хабаровске, где девочка пошла в первый класс.

Среди многолюдной толпы в школьном коридоре Ирина Назарова сразу узнала грудничка - с огромными в пол-лица глазами; та кинулась навстречу и чуть не задушила гостью в объятиях – казалось, целую вечность они простояли не в силах разомкнуть рук и сказать друг другу заранее приготовленные приветственные слова.

К сожалению, этот случай – скорее исключение из правил. Судьба порой слепа и беспощадна, неоднократно убеждалась на собственном опыте моя собеседница. Горше всего для врача – осознание собственного бессилия, как было, например, в Москве, после взрыва бытового газа в жилом доме на улице Королева. Тогда специалисты многопрофильного госпиталя сами себе боялись признаться, что на этот раз никого спасти не удастся – опытным сотрудникам беглого взгляда на развалины достаточно для того, чтобы определить их структуру, возможное количество жертв. Все дни, что велись раскопки, бок о бок с ними дежурили и надеялись на чудо жители, по счастливой случайности не находившихся в тот роковой вечер дома.

Особенно Ирине Назаровой запомнилась одна женщина – буквально за несколько минут до трагедии ее вызвала подруга, в квартире на первом этаже остались двое сыновей и мать. Как выяснилось позже, бабушке с младшим сыном удалось выбраться через окно, судьба старшего оставалась неизвестной. В то время, когда другие рыдали, курили, пытались помочь спасателям, та была совершенно безучастной, словно окаменела. Из практики – это одно из самых тяжелых состояний, приводящее в ряде случаев к суициду. Обычные методы, воскрешает в памяти события трехлетней давности Ирина Назарова, разговорить человека, постараться отвлечь его, здесь не срабатывают, важно ни на минуту не оставлять его в полном одиночестве, следовать за ним, словно тень, даже вопреки его желанию...

Самое страшное – опознание останков было позади, женщина попросила чаю, захлебываясь от рыданий, вспоминала о сыновьях. За долгие часы, что провели вместе, врач и пациентка будто сроднились друг с другом, и, самое главное, Ирина Назарова была уверена, что теперь подопечная выдюжит, перенесет все испытания ради старенькой мамы и малыша. Недаром говорят, бог отмеряет человеку столько горя, сколько он в силах вынести.

В глазах главврача заблестели слезы, а я не удержалась – как может хрупкая женщина много лет подряд находиться в самом эпицентре людских страданий, вкалывать по восемнадцать часов в сутки, а в свободное время утешать, подбадривать пациентов, каждый раз отдавая им частичку себя? Вопрос оказался неоригинальным – у меня постоянно выпытывают, улыбается Назарова, каким образом я снимаю стресс? Алкоголь здесь не поможет, заверяет опытный врач, если на душе хорошо, от выпитого становится еще лучше, если тяжело, то он, наоборот, усугубляет... Отдушина – семья. Муж Ирины Назаровой – также представитель самой гуманной профессии, ее единомышленник.

Правда, в 1994 году, когда из врачей ведущих московских и региональных лечебных учреждений и госпиталей формировали мобильную бригаду экстренной помощи, он пытался отговорить жену от работы, связанной с постоянными разъездами. Но она, в ту пору анестезиолог-реаниматор, была непреклонна, став одним из первых сотрудников Полевого многопрофильного госпиталя. Подолгу семья ждала возвращения Ирины – теперь уже не верится, что когда-то они и яичницу приготовить толком не умели. Сегодня домочадцы – супруг, сын и дочь – искренне ею гордятся. Ирина Назарова – награждена орденами Мужества и Почета, медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалями «За спасение погибавших., «Участник чрезвычайных гуманитарных операций»...

Слушала я рассказ главврача и на память невольно пришли кадры из демонстрировавшегося несколько лет назад по ТВ американского сериала «Скорая помощь». В каждой части – по законам «мыльного» жанра – врачи-реаниматоры дружили и ссорились, влюблялись и расставались, при этом успевали спасать от смерти сотни людей. Самые запоминающиеся кадры – очередного поступившего пациента везут на носилках в отделение реанимации, а в это время бегущие рядом с каталкой врачи успевают записать его данные, поставить диагноз, подготовить к операции.

Едва ли эффектные сцены могут дать полное представление о работе мобильных бригад, сотрудники которых сами выезжают на место катастроф природного и техногенного характера, считает Ирина Назарова, хотя все-таки некоторые аналогии имеются. Медики вылетают на место в любую точку земного шара через двадцать минут после ЧП. Зачастую первая помощь оказывается прямо в завалах – едва спасатели откопают руку или ногу пострадавшего, врачи ставят капельницу... Протягивают соломинку, чтобы напоить, осуществляют психологическую поддержку. И так по пять-шесть часов подряд, до полного спасения...

Одиннадцать лет назад, вновь возвращается мыслями главврач в нелегкое время становления их службы, навыки оказания экстренной помощи отрабатывали в учебных «лунных модулях» – тогда пионеры российской медицины катастроф и не предполагали, как пригодится им этот опыт в дальнейшем. Во время второй Чеченской кампании единственное лечебное учреждение в Грозном обустраивали едва ли не под обстрелом. В ангаре полуразрушенного завода, рассказывает главврач, наскоро убрали куски обвалившейся крыши – вместо нее над палатами зияла огромная дыра, запустили генераторы, установили оборудование, параллельно принимали пациентов – до 400 человек в сутки – местных жителей, которые обращались туда со всеми своими хворями.

Через год Ирина Назарова один за другим организовала работу трех госпиталей – туберкулезного в Назрани, терапевтического в станице Орджоникидзевская и педиатрического в Гудермесе. Персонал работал вахтовым методом: три месяца через три, она не брала отпуск почти год. В 2000 году госпиталь в Грозном посетил Президент РФ Владимир Путин. Пользуясь случаем, тогдашний министр здравоохранения РФ Геннадий Онищенко пожаловался на коллегу – отказывается отдыхать, Владимир Владимирович, повлияйте хоть Вы на нее. Путин сделал шаг назад, пристально посмотрел на невысокую женщину с красивым волевым лицом и неожиданно для всех крепко расцеловал. Приказа уйти в отпуск Президент не дал, видимо, понимал, что именно на таких энтузиастах здесь все и держится.

– Я в свою очередь также осознавала, – не скрывает главный врач, – какая на мне лежит ответственность: за больных, оборудование, безопасность врачей и медсестер.

В жизни всегда есть место подвигу, но человеческие возможности, увы, не безграничны. Во время второй Чеченской опытный врач подметила, что представительницы прекрасной половины госпиталя захандрили – дали знать о себе долгие месяцы работы без отдыха и полноценного сна, тревога за оставшихся дома родных. Завтра назначаем Восьмое Марта, скомандовала она изумленным коллегам – на календаре было начало февраля. Утром девчонки не торопились вставать, нежились в постелях – будничные дела, а заодно и подготовку праздничного стола взяли на себя мужчины. Едва откупорили шампанское, стали поступать раненые, к яствам вернулись только через шесть часов, но и этого хватило, чтобы соратницы оттаяли, от усталости не осталось и следа.

На войне иное восприятие окружающего мира, делится Ирина Назарова, радуешься любой мелочи из далекой мирной жизни – редким звонкам домой; тельняшке, подаренной на день рождения коллективом; тому, что коллега-отпускница нашла время навестить твоих родителей и помогла выбрать дочери платье для выпускного бала. За это время, констатирует Ирина Назарова, мы стали одной большой семьей.

И эта сплоченность, единение соратников, разумеется, самым лучшим образом отражается на работе. В 1999 году, прибыв в Турцию, в Дюздже. после сильнейшего землетрясения, россияне обнаружили в арсенале у местных медиков только зеленку, бинты и вату. В ожидании «подкрепления», разоткровенничалась Назарова, наши врачи при наложении шин использовали собственные ремни, одежду – все. что было под рукой. На помощь экстренной бригаде направили зарубежных спасателей; увидев четкую и слаженную работу в модулях, оборудованных по последнему слову техники, девушка-иностранка с собакой, пришедшая на выручку, только присвистнула. Похоже, тут ей делать нечего! По словам Ирины Назаровой, часто присутствуя на международных научных конференциях, она всегда испытывает за своих соотечественников особую, ни с чем не сравнимую гордость. Западным коллегам, не сомневается она. стоит многому у нас поучиться. Еще в Нефтегорске министр МЧС Сергей Шойгу ввел так называемые часы тишины – утром и вечером спасатели -останавливали технику, прекращали раскопки, чтобы услышать оказавшихся в завалах людей. Позже сотрудники медицины катастроф применили уникальные схемы оснащения госпиталей необходимым в определенных ЧС оборудованием, замены врачей, эвакуации людей – этот опыт с удовольствием берут на вооружение специалисты из других стран.

Неудивительно, что на одном из таких симпозиумов Ирине Назаровой задали вопросов в несколько раз больше, чем остальным членам делегации. Она обстоятельно ответила на все – в настоящее время руководитель Полевого многопрофильного госпиталя с десятилетним опытом заканчивает кандидатскую, сообщили из президиума – зал поднялся и долго аплодировал русскому врачу.

К юбилею главврача коллеги посвятили ей песню и смонтировали клип. На экране мелькают кадры: совсем юная кареглазая девушка – выпускница мединститута... Молодая женщина в форме с логотипом -Медицина катастроф» в госпитале во время операции... Главврач выносит на крыльцо кричащий сверток, опоясанный ленточкой – жизнь продолжается даже в разгар войны... Здесь она с Сергеем Шойгу, Русланом Аушевым, Владимиром Путиным... А вот стремительно выпархивает из машины и легко взбегает по ступенькам больницы – за два года в новой должности ей удалось открыть и наладить работу новых отделений: круглосуточной ангеографии, хирургии сонных артерий, клинико-диагностического...

Нужно любить свое дело, поделилась жизненным кредо главврач крупного многопрофильного, теперь уже стационарного лечебного учреждения, и не жалеть сил ради спасения жизни и здоровья россиян, москвичей, жителей Восточного административного округа.

Светлана ЗАВЕРНЯЕВА,
З0 августа 2005 г.

Адрес

105077, Москва,
ул. 11-я Парковая, д. 32

Время работы

круглосуточно

Телефоны

Справки о состоянии здоровья пациентов: (495) 465-18-76 С 8.00 до 20.00